Жуткие страницы истории

Сокровища открылись детям, но их быстро присвоили себе хозяева взрослого мира. Десятки тысяч людей приезжали сюда со Старого Света, на карьеры сгоняли черных батраков, и на месте самого богатого месторождения образовался старательский поселок «New Rush» — «Большой Куш». Вскоре он получил официальное название Кимберли – по имени британского губернатора, аннексировавшего алмазоносные земли в пользу Британской империи. Северную часть этой области захватили бурские наемники-«мародеры». Вмешавшись в конфликт африканских племен, они образовали «Звездную республику» Стеллаланд, со столицей в «Свободном городе» Фрайбурге. Мы видели жизнь потомков этих людей, заглянув на ферму к родителям наших знакомых буров.

Затем они поднялись на борт корабля, но, увидев на палубе много людей, снова спустились в каноэ. Их опасливость меня очень озаботила, и я стал настойчиво уговаривать их вернуться, что они и сделали. Угостив каждого доброй кружкой бренди, я показал им некоторые из наших товаров, а они принесли часть слоновьих бивней. Меня удивило то, что, когда они на каноэ подошли к кораблю, единственными доносившимися до нас звуками были «Кря, кря, кря, кря», как у уток. Из этого я предположил, что берег слоновьих бивней имеет название берег Крякря. Он тянется с мыса Пальмас до Бассам-Пиколо, где я впервые встретил золото.

Один ливерпульский капитан хвастал тем, что обманул нескольких евреев следующим образом. Когда изрядное число негров, больных диареей, были высажены для продажи, он дал указание врачу заткнуть задний проход каждого из них паклей. В таком виде негров доставили к месту продажи, где им, способным терпеть лишь короткое время, обычно разрешалось присаживаться. Евреи, осматривая рабов, заставляли их вставать, чтобы убедиться, нет ли у них поноса. Поскольку признаков диареи не наблюдалось, их считали выздоровевшими, сделка была заключена, и рабы, соответственно, распроданы. Но вскоре обман раскрылся, ибо бедняги не могли выносить мучительную боль, вызванную задержкой испражнения.

За ними последовали большое количество гарпунов и копий, прекрасный сундук плотника, инструменты бондаря и много других вещей. Капитан не объяснял причин такого уничтожения корабельного имущества, полагая, вероятно, что в это дело никому не следует совать нос. Часто, когда негры гуляли по палубе, у меня возникала мысль о том, как легко было бы для них взять верх над нами и отправить всю команду на дно. Треть таких кули давно послали бы нас всех туда, если бы их допустили на палубу до того, как заковали в железо, как этих негров.

Мистер Бакеридж поехал как мой пассажир нанести визит управляющему тамошней фактории мистеру Блуму. Капитан Шерли уже несколько дней страдал от диареи и лихорадки и был очень болен. Меня беспокоили сильные головные боли, и без снотворного я не мог заснуть, а из-за головокружения – ходить без посторонней помощи. Ночью стали на якорь на четырнадцати фатомах глубины, пользуясь стоп-анкером и тросом, которые благодаря легкости употребления служат нам во время ходки вдоль всего побережья. Здесь каждый из нас встретил пятиместное каноэ и посадил своих лодочников и плотников за работу с целью укрепления их кницами и тимберсами. Мы вытащили наш имевший течь и изъеденный червями баркас на берег и подремонтировали его.

  • Если так пойдет дальше, через полчаса корзина наполнится.
  • Юг Соединенных Штатов был кровно заинтересован в работорговле, но запрет на торговлю живым товаром с африканским побережьем был введен в 1807 году.
  • До Гражданской войны раб в США стоил около $1000, таким образом, цены на дармовых работников в южных штатах значительно упали.
  • Он сбивал ее своим кулаком так же, как мы обычно это делали при помощи деревянной колотушки или свайкой, чтобы расшатать затычку.
  • «Прогрессивная общественность» той эпохи слишком мало знала о порядках рабовладельческих республик, расположенных где-то на краю света.
  • Ты, я и Фил должны теперь уничтожить свои документы о британском происхождении и отказаться от претензий на наше имущество в Стокфорде».

Едва он вышел за тяжелый камень, подпиравший южные бревенчатые ворота, как со стороны поля прозвучал жуткий рев и появился огромный лев, галопирующий в направлении приближавшегося человека. Колдуны и женщины начали выть, а мужчины – бить в боевые барабаны, чтобы напугать льва, но он лишь яростнее вертел хвостом и приготовился к прыжку. Квобах опустился на колени, в следующий момент лев прыгнул и был насажен на острие копья, которое искусный воин внезапно поднял, упершись древком в землю.

Для детей

Чернокожий студент Джеймс Мередит появился в университете в сопровождении федеральных маршалов, однако для полного урегулирования ситуации в Миссисипи были направлены несколько тысяч солдат федеральной армии. Во время беспорядков погибли два человека, 375 человек были ранены и около 200 арестованы. Некоторое количество военнослужащих оставались для охраны Мередита до его выпуска. Принять законы против линчевания пытались сразу несколько американских президентов, включая Франклина Рузвельта, однако их попытки потерпели неудачу. Лишь в 1960-х годах линчевание стало рассматриваться как убийство с отягчающими обстоятельствами.

Кадры погибели, прикосновения к пеклу, чередуются с кадрами будущего рождения нации, свободной и сильной. Возможно, организаторы этой затеи торопятся промыть людям мозги с оглядкой на возможную реализацию Минских соглашений, чтобы вернуть в Украину территории с населением, тотально зомбированным антиукраинской пропагандой. С другой стороны, в случае дальнейшего затягивания Минска-2 до бесконечности и превращения ДНР-ЛНР в эдакое украинское Приднепровье, идеология «рашизма» будет утешать их население обещаниями скорого самораспада Украины. Вот уже и Дмитрий Медведев заявляет, что тут «ни государства, ни экономики не существует», мол, недолго ждать осталось. Особенно если немногих сторонников «рашизма» в Украине будут использовать для провокаций общественных беспорядков то в Одессе, то в Херсоне, то в Харькове. Эта верность убеждениям и становится основополагающим звеном нового направления – «чистого» искусства.

Двадцать семь лет его длинной жизни прошли в тюрьме на острове Роббен, откуда он вернулся на Вилакази-стрит накануне краха апартхейда – однако врачи противопоказали бывшему политзаключенному жизнь в родном для него городе. В первые годы заключения Манделы здесь жила под домашним арестом его бывшая жена Винни, ныне отбывающая тюремный срок за коррупцию. А сегодня напротив музея размещается семейный ресторан «The Mandela Family» – маленькая забегаловка со здоровенной дырой в потолке и туалетом, заставляющим вспомнить наши провинциальные отели. В отличие от постсоветских расистов, им трудно спорить с объективностью этого факта. Глупо удивляться преступности в стране, где сказочная рождественская иллюминация Ватерклуфа соседствует с лишенными электричества кварталами Мамелоди.

На следующий день от верховного вождя Дагомеи пришел гонец с приглашением английскому капитану посетить его лагерь, который располагался примерно в сорока милях от берега моря. Гонец, говоривший на чистейшем английском языке, который выучил в фактории Виды, заверил капитана Снелгрейва, что в Дагомее он будет в полной безопасности и встретит благожелательный прием. Его согласился сопровождать голландский капитан вместе с двумя-тремя моряками. В десять он вернулся на берег, снова под аккомпанемент пушечного салюта в семь залпов. Мы тоже сошли на берег почтить вождя и напомнить ему о торговле, но он дал понять, что ожидает по одной болванке железа за каждого раба, цену более высокую, чем платил ему Эдвардс.

Глава 6 МЯТЕЖИ НА БОРТУ НЕВОЛЬНИЧЬИХ КОРАБЛЕЙ В РАННЮЮ ЭПОХУ

Эти воины были прекрасно сложены, а подростки и женщины – красивы и оживленны. Среди невольничьих судов, выходящих тогда из Старого Калабара, был бразильский бриг «Глория». Я совершил в нем полдесятка рейсов, занявших почти два года с прохождением «воинской службы» между рейсами. Это было прекрасное скоростное судно, и оно заслуживало лучших хозяев.

Именно португальские монахини были родоначальницами кондитерского искусства в Бразилии, они обучали этому искусству молодых леди из богатых семей. Самая известная гей порно бразильская сладость называется бригадейро , что можно перевести как «бригадир». Это любимая сладость детворы и обязательный атрибут дней рождения.

Глава 17 ПОСЛЕДНЯЯ МИССИЯ АМЕРИКАНСКОГО НЕВОЛЬНИЧЬЕГО СУДНА

Совсем недавно свинку выпускали из загона и позволяли бродить по главной палубе. Контактируя со многими людьми, она стала совсем ручной и «приобрела значительный опыт», как выразился кок. Некоторые из матросов научили ее трюкам, лучшим из которых был прыжок через обруч.

«На следующий день после всеобщих выборов 1994 года ЮАР обнаружила, что в стране белых и богатых живет много черных и очень бедных. В Капской провинции 72% населения имеют доходы ниже прожиточного минимума, в Северном Трансваале – 77%. Около 7 миллионов южноафриканцев не имеют крыши над головой, 4 миллиона лишены доступа к питьевой воде, 23 миллиона живут без электричества. Детская смертность составляет 52,8 на тысячу родившихся у чернокожего населения, 28 у метисов и 7,3 у белых», – констатировал французский справочник Le Petit Fute. Эта убийственная калькуляция заключала в себе исторический приговор расистской системе апартхейда. Согласно этим мифологическим представлениям, нынешняя бедность большинства населения Южной Африки является следствием ликвидации апартхейда, а вовсе не одной из ее главных причин.

Единственным политиком СНГ, ставшим реальным конкурентом Путина, стал Александр Лукашенко. «Бацька» сам поднял Беларусь и восстановил её экономику. Он единственный из постсоветских лидеров, кто не опирался на националистов и не заигрывал с ними, а удерживал их в маргинальном состоянии. При этом Лукашенко умело совмещает экономическое участие Беларуси в «союзном государстве» с Россией, одновременно не позволяя ей поглотить свою республику политически. И, вопреки всем прогнозам, русскоязычные в своем большинстве, белорусы так и не растворились в «русском мире» – к великому негодованию российских шовинистов, считающих их «веткой русского народа».

Мы почти не запаслись провизией, кроме нескольких коз, дорого заплатив за них. У португальского капитана мы приобрели за пять экю золотом козу, свинью и семь цыплят. Здесь нам также выпало несчастье обнаружить, что конские бобы, которые мы закупили в Лондоне на сто фунтов на кормление наших рабов, во время рейса испортились без употребления и ухода. 10 апреля рядом с нами бросил якорь небольшой португальский корабль. Чернокожий капитан сообщил, что находится в трех неделях пути от Сан-Томе, где три месяца назад он видел четыре французских парусника. Они шли из Гвинейского залива, груженные рабами, большей частью из Фиды.

Затем к берегам Северной Америки двинулись армии переселенцев. Северная Америка, или Новый Свет, как стали называть континент за океаном, предоставляла свободу предпринимательству и давала приют многим беженцам из Европы, которых преследовали по расовым или религиозным мотивам. В Северной Америке долго официально существовало рабство. Только трудились на плантациях не белые батраки, а черные рабы, вывезенные из Африки. Теперь их потомки – свободные граждане, которых называют афроамериканцами. В Северной Америке находятся три крупных государства – Канада, США и Мексика.

Но к тому, что щадит оспа, беспощадна, к сожалению, дизентерия. Ни один старатель не перенес столько горя от рабов, сколько те, которые занимаются перевозкой негров. У первых есть хотя бы временное облегчение или удовлетворение, у нас же горе вдвойне. И тем не менее из-за смертности негров наши морские вояжи обрекаются на неудачу. Нам невыносимо думать, что приходится переносить так много несчастий ради столь незначительных результатов. Погрузив на борт своего корабля лес, воду и рис, он отправился в четверг 3 января в Байт, оставив мне пачку писем от сэра Джефри Джефриса для пересылки в Европу с первой оказией.

А словам и обещаниям гвинейских начальников, готовых обмануть даже отцов, по крайней мере исходя из моего опыта, не следует доверять. В этой грозной, но полезной нам фактории находились товары, которые мы выгружали на берег поздно вечером и не могли до наступления темноты доставить в поселение вождя, где я содержал пакгауз. В это время товары вполне могли растащить негры-носильщики, на что они весьма горазды.

Знание своих корней – это не только желание одного человека докопаться до правды, но и традиция семейных сказаний, передача истории рода из поколения в поколение. После береговой охраны Хейли работал в журнале Reader’s Digest. Для этого журнала он написал статью о брате, который был одним из первых чернокожих студентов в юридической школе и проделал довольно трудный путь. Как показывает история, приспособиться к жизни в чужом мире хоть и тяжело, но можно. Главное – не терять веру в себя и не забывать кто ты есть. Тебя могут заковать в цепи, но никто не может отобрать твою личность, пока ты сам этого не позволишь.

Leave a Reply